Древен род славянский

Древен род славянский

"Красная звезда"
Уважаемая редакция, ознакомившись в лейтенантские годы с творчеством Валентина Пикуля, стал интересоваться историческими тайнами. Недавно по радио услышал, что Михаила Ломоносова якобы чуть было не казнили за исторические исследования. Правда ли это?     
Николай Зимин,  офицер запаса.


Действительно, М.В. Ломоносов попал в опалу из-за своих разногласий с М.В.Ломоносов. (1711-1765)немецкими учеными, составлявшими в XVIII веке костяк Академии наук. Об этом можно почитать, например, в работе Николая Ходаковского «Спираль времени». Он обращает внимание на то, что при императрице Анне Иоанновне в Россию хлынул поток иностранцев. Немцы становятся основоположниками современной версии русской истории. Начало было положено приездом Байера, который еще в 1725 году занял кафедру по восточным древностям и языкам в Академии наук, и Миллером, в том же году появившимся в России. С 1761 по 1800 год в нашей стране работал также немецкий историк Шлецер.

Фактически, как отмечает Ходаковский, немецкие ученые своими исследованиями доказывали, что «восточные славяне в IX—X веках были сущими дикарями, спасенными из тьмы невежества варяжскими князьями». Именно Готлиб Зигфрид Байер выдвинул норманнскую теорию становления Российского государства. По его теории «прибывшая на Русь кучка норманнов за несколько лет превратила «темную страну» в могучее государство».

     Борьбу против искажений русской истории вел Ломоносов. В 1749 - 1750 годах он выступил против исторических взглядов Миллера и Байера. Он подверг критике диссертацию Миллера «О происхождении имени и народа российского», а также труды Байера по русской истории. Ломоносова поддержали многие русские ученые. Член Академии наук А.К. Мартов подал в Сенат жалобу на засилье иностранцев в русской академической науке. Ее подписали также И. Горлицкий, Д. Греков, М. Коврин, В. Носов, А. Поляков, П. Шишкарев.

     Сенат создал комиссию для расследования во главе с князем Юсуповым. К сожалению, комиссия встала на защиту Миллера и Байера. Она посчитала выступление русских ученых «бунтом черни» против начальства и рекомендовала И. Горлицкого казнить, Д. Грекова, В. Носова и А. Полякова сослать в Сибирь, П. Шишкарева и других оставить под арестом до решения дела будущим президентом Академии.

     В отношении Ломоносова комиссия вынесла такое решение: он «за неоднократные неучтивые, бесчестные и противные поступки как по отношению к Академии, так и к комиссии, и к немецкой земле подлежит смертной казни, или, в крайнем случае, наказанию плетьми и лишению прав и состояний». Почти семь месяцев Ломоносову пришлось просидеть под арестом в ожидании утверждения приговора.

     Указом императрицы Елизаветы Петровны он был признан виновным, однако от наказания освобожден. Ему лишь вдвое уменьшили жалованье, и он должен был «за учиненные им предерзости» просить прощения у профессоров.

     Герард Фридрих Миллер собственноручно составил издевательское «покаяние», которое Ломоносов был обязан публично произнести и подписать. Михаил Васильевич, чтобы иметь возможность продолжить научные исследования, вынужден был отказаться от своих взглядов.

     Но на этом немецкие профессора не успокоились. Они продолжали добиваться удаления Ломоносова и его сторонников из Академии. В 1763 году по доносу Тауберта, Миллера, Штелина, Эпинусса и других Екатерина II уволила Ломоносова из Академии, но вскоре указ о его отставке все же отменила.

     Около 1751 года Ломоносов приступил к работе над «Древней российской историей». Он стремился опровергнуть тезисы Байера и Миллера о «великой тьме невежества», якобы царившей в Древней Руси. Особый интерес в этом его труде представляет первая часть - «О России прежде Рюрика», где изложено учение об этногенезе народов Восточной Европы и прежде всего славян-русов. Ломоносов указал на постоянное передвижение славян с востока к западу.

     На следующий же день после смерти Ломоносова его библиотека и все бумаги были по приказу Екатерины II опечатаны графом Орловым, перевезены в его дворец и бесследно исчезли.

     Надо также отметить, что Ломоносов был не одинок в своих взглядах на историю славян. Особо надо отметить малоизвестную в нынешней России книгу Мавро Орбини «Книга историография початия имене, славы, и расширения народа славянского и их Царей и Владетелей под многими имянами и со многими Царствиями, Королевствами, и Провинциами. Собрана из многих книг исторических, чрез Господина Мавроурбина Архимандрита Рагужского» (1601 г.). Ее автор был архимандритом Рагужским (Рагузским). В Средние века существовала славянская Дубровницкая (Рагужская) республика, столицей которой был город Дубровник (ныне в составе Хорватии, латинское название Дубровника - Ragusa, что на сербохорватском языке означает рогоз, т.е. камыш). На русский язык книгу перевели в 1722 году.

     Орбини отмечал древность славянского племени и их активность на различных континентах. В начале своей книги архимандрит сформулировал основной итог своих исторических изысканий: «Славянский народ озлоблял оружием своим чуть ли не все народы во вселенной; разорил Перейду; владел Азиею и Африкою; бился с египтянами и с великим Александром; покорил себе Грецию, Македонию, Иллирическую землю; завладел Моравиею, Шленскою землею, Чешскою, Польскою и берегами моря Балтийского, прошел во Италию, где многое время воевал против римлян. Иногда побежден бывал, иногда биючися в сражении, великим смертопобитием римлянам отмщевал; иногда же, биючися в сражении, ранен был. Наконец, покорив под себя державство Римское, завладел многими их провинциями, разорил Рим, учиняя данниками Цесарей римских, чего во всем свете иной народ не чинивал.

     Владел Франциею, Англиею и уставил державство во Ишпании; овладел лучшими провинциями во Европе, и от сего всегда славного народа в прошедших временах произошли сильнейшие народы, то есть славяне, вандалы, бургонтионы (то есть бургундцы в современной Франции), готы, остроготы, руси, или раси, визиготы, гепиды, гетыаланы (то есть готы - аланы), уверлы, или грулы; авары, скирры, гирры, меландены, баштарны, пеуки, даки, шведы, норманны, тенны или финны, укры, или ункраны (украинцы), маркоманны, квады, фраки, аллери были близ венедов, или генетов, которые заселили берег моря Балтийского, и разделилися на многие началы; то есть помераняны, увилцы, ругяны, уварнавы, оботриты, полабы, увагиры, лингоны, толенцы, редаты, или риадуты, цирципанны, кизины: эрулы, или элуелды, левбузы, увилины, стореданы, и брицаны, со многими иными которые все были самый народ славянский».

     Можно указать на еще одного талантливого исследователя прошлого славян - доктора философии и магистра изящных наук статского советника Егора Ивановича Классена (его считают немцем, хотя своими корнями он из южнорусских казаков). В своем исследовании «Новые материалы для древнейшей истории Славян вообще и Славяно-Руссов до рюриковского времени в особенности, с легким очерком истории Руссов до рождества Христова» (1854—1861) Классен стремился показать абсурдность норманнской теории и доказать факт существования протославянской цивилизации, ставшей фундаментом культуры Западной Европы и стран Востока.

     По его словам, «к счастью, имеем мы двоякого рода источники к воссозданию древнего славянского мира: это летописи и памятники, которые говорят совершенно против них (фальсификаторов истории. - Ред.). Эти источники нужно сперва уничтожить, дабы дать возможность провозглашать дерзкую ложь... Славяно-русы, как народ, ранее римлян и греков образованный, оставили по себе во всех частях Старого Света множество памятников, свидетельствующих о их там пребывании и о древнейшей письменности, искусствах и просвещении. Памятники пребудут навсегда неоспоримыми доказательствами; они говорят нам о действиях наших предков на языке, нам родном, составляющем прототип всех славянских наречий».

     Классен не отрицал, что новгородцы приглашали князей-варягов на княжение, но это было внутренним делом самих руссов, так как на севере Западной Европы, вплоть до Эльбы (Лабы), существовала славянская цивилизация, называемая Поморской Русью. «Варяги-Руссы соплеменны Руссам Новгородской области», - считал Классен. Приглашенные князья-варяги были из Поморской Руси.

     Классен смело для своего времени поддержал поляка Тадеуша (Фадея) Воланского - автора книги «Памятники письменности Славян до Рождества Христова». Когда этот труд в 1847 году вышел в свет в Варшаве, католический примас Польши пытался получить разрешение у императора Николая I применить к Воланскому аутодафе (публичное сожжение еретиков или еретических сочинений) на костре из его книги. «Вина» Воланского была, по сути, в том, что он первым прочитал по-русски древние письменные памятники Западной Европы. Классен так написал: «Объяснениемъ этихъ памятниковъ, даже первою мыслию къ способу их объяснения мы обязаны Ф. Воланскому, сделавшему первый и значительный шагь къ тому...»

     Николай I, которого в нашей литературе, как правило, изображают в негативном свете (невежественным Николаем Палкиным), фактически защитил Воланского. Он затребовал из Варшавы его книгу и вызвал Классена из Москвы для экспертизы. Видимо, Николаю I доложили, что тот интересуется дохристианской письменностью древних славян. Доклад Классена, судя по всему, произвел на государя впечатление, ибо он повелел «взять потребное количество оной книги под крепкое хранение, остальные же, дабы не наносить вред духовенству, сжечь, к Воланскому же прикомандировать воинскую команду для содействия ему в его экспедициях по собиранию тех накаменных надписей и впредь и охранения его персоны от возможных злоключений». Классена же Николай I обязал опубликовать в своем сочинении такие таблицы из книги Воланского, которые бы не вызывали недовольство церкви.

     В заключение представляется возможным привести еще одну цитату  Екатерины II, которую нет оснований считать симпатизирующей славянскому племени. Тем не менее императрица писала в своих «Записках касательно русской истории» (СПб., 1787): «Славяне на востоке, западе и севере обладали толикими областями, что в Европе едва ли осталась землица, до которой они не касались».

http://www.lomonosov.org/russia/russia564.html